Михаил Пиотровский на открытии выставки «Фаберже – ювелир Императорского двора», 24 ноября 2020

 

Г-н Пиотровский,

24 ноября при вашем участии в Эрмитаже открылась выставка «Фаберже ‒ ювелир Императорского двора». Как вы сами отметили в речи, произнесенной на церемонии открытия, в вашем музее это первая с 1993 года большая выставка, посвященная мастеру. Для знатоков и любителей русского искусства она должна была стать важным событием, дополняющим наши знания о наследии великого ювелира. Однако, вопреки ожиданиям и к огромному разочарованию людей, даже поверхностно знакомых с творчеством Фаберже, под видом произведений прославленного мастера зрителям были представлены не просто спорные или сомнительные предметы, а откровенные подделки. Бок о бок с прекрасными экспонатами из собраний Эрмитажа, Павловска и Петергофа оказались такие вульгарные новоделы, как фигурка прикуривающего солдата – грубая реплика скульптуры Савицкого из музея им. Ферсмана, современная копия пасхального яйца “Курочка” – оригинал выставлен в непосредственной близости от Эрмитажа в музее Фаберже на Фонтанке, так называемое яйцо “Юбилейное свадебное”, якобы подаренное Николаем II императрице Александре Федоровне в 1904 году, и пасхальное яйцо “Александр Невский” в красной эмали, годящееся для сувенирного магазина, но не для витрины главного музея страны. Все это – произведения даже не 20-го, а 21-го века. Список можно продолжать еще долго, но даже перечисленных примеров достаточно.

 

В первую очередь, меня удивил выбор партнеров, приглашенных Эрмитажем к участию в выставке. В списке экспонентов нет Московского Кремля с его уникальной коллекцией императорских пасхальных подарков, петербургского Музея Фаберже – крупнейшего музея Фаберже в мире, ни одного из известных частных собраний. Зато в изобилии представлены произведения, принадлежащие так называемому Русскому национальному музею (существующего только на бумаге), музею Фаберже в Баден-Бадене и Музею христианской культуры. В предисловии к каталогу вы ставите их в один ряд с петербургским Музеем Фаберже, называя их коллекции прекрасными. В Музей Фаберже на Фонтанке можно сходить, пройтись по роскошным залам, послушать лекцию, заглянуть в книжный магазин. А где, кстати, расскажите, этот пресловутый Русский национальный музей, призрак-невидимка? А имя-то какое грандиозное, но вот где он? Какой адрес-то, не подскажите? Давно неймется посмотреть на их «прекрасную» коллекцию и внимательно рассмотреть экспонаты. Подробный разбор этих коллекций уже практически готов, надеюсь, вы удостоите вниманием и почитаете мои опусы по поводу подлинности материала из этих «замечательных» музеев.

 

Чем обусловлено решение сотрудничать с мелкими частными музейчиками с сомнительными коллекциями, а не музеям с мировой репутацией, мне неясно. Но пусть это останется на совести кураторов.

Каталог выставки «Фаберже – ювелир Императорского двора», Издательство Государственного Эрмитажа 2020

 

Интерес ваших партнеров понятен: выставить подделки в Эрмитаже, тем самым  сделав их легитимным и готовым для запуска на рынок товаром. Возможно, в качестве будущего покупателя владельцы этих “шедевров” видят сам Эрмитаж. Но какова выгода от такого сотрудничества для вашего музея?

Мне остается только гадать, каким образом фальшивки получили пропуск в Эрмитаж. Является ли причиной некомпетентность кураторов, хранителей и руководства музея, ответственных за строгий отбор и верификацию подлинности произведений, демонстрируемых зрителям под маркой Эрмитажа? Предполагать, что подделки попали на выставку в Эрмитаж благодаря жесткой коррупции, где кто-то шибко важный занес нечто такое в чемодане, от чего невозможно было отказаться и вовсе не хочется обсуждать, хотя… Мне также трудно представить, что на вас, г-н Пиотровский, человека со связями на самом, самом верху, кто-то очень грозный и свирепый мог так надавить и запугать, что, попирая интересы Эрмитажа, вы с дрожью в коленях предоставили залы вашего музея для показа всей этой нечисти? Г-н Пиотровский, может, вы подскажете, как могла произойти такая катавасия? Может, я что-то не увидел, не смог толком рассмотреть? Может, есть четвертый вариант?

Каталог выставки «Фаберже – ювелир Императорского двора», Издательство Государственного Эрмитажа 2020

К сожалению, куратор выставки, Марина Лопато, ответить на вопросы уже не сможет. Во время открытия и во вступительной статье в каталоге Вы с ловкостью дипломата прикрылись ее именем, переложив на нее всю ответственность за любые возможные ошибки, мол, одурачила меня бедного, я же востоковед, и все это прекрасно знают, даже в Википедии такое четко прописано. Ее юная, косноязычная коллега Татьяна Бабошина, которой по непонятным причинам было поручено завершить подготовку выставки, имеет, судя по презентации, настолько поверхностные знания о Фаберже, что вряд ли сможет дать хоть сколько-нибудь внятные объяснения.

Ваши комментарии о разночтениях по поводу подлинности работ Фаберже просто смешны и нелепы и рассчитаны, видимо, на самую неискушенную аудиторию. Какие разночтения, прения и дискуссии, например, могут быть по поводу так называемого “Юбилейного свадебного” яйца 1904 года, когда общеизвестно, что во время войны с Японией в 1904 – 1905 годах фирмой Фаберже пасхальных подарков сделано не было? А как объяснить, что на яйце 1904 года красуются современные миниатюры, скопированные с фотографий 1906? На каком основании приписывается Фаберже гора медных и латунных чайников, ведер, кастрюль, тазов и прочего металлолома, подобранного на городской свалке? Чем подкреплены заявления об императорском провенансе? Чем объясняется существование дубликатов, если утверждается, что они подлинные? Кто из специалистов помимо заинтересованных владельцев разделяет мнение о подлинности этих предметов? Я понимаю, что посетители выставки такими вопросами не задаются и скорее всего свято верят каталогам Эрмитажа, что, однако, не дает вам права вводить их в заблуждение.

Каталог выставки «Фаберже – ювелир Императорского двора», Издательство Государственного Эрмитажа 2020

 

Вопреки вашему собственному заявлению, Эрмитаж не инициировал никакой публичной дискуссии об атрибуции “новых” предметов. Более чем скромный каталог, вышедший тиражом всего в 1000 экземпляров, также не содержит ничего, кроме пустых, голословных заявлений его авторов и составителей. Хочу заметить, что ни один предмет из частных музеев не был включен в список экспонатов предстоящей выставки в музее Виктории и Альберта в Лондоне, хотя императорские яйца украсили бы любую выставку Фаберже. Особенно те, которые были недавно найдены и до сих пор не выставлялись на Западе.

Каталог выставки «Фаберже – ювелир Императорского двора», Издательство Государственного Эрмитажа 2020

 

Выставляя подделки, вы не просто оскорбляете имя Фаберже, уничтожаете авторитет вверенного вам музея, вы предаете доверие ваших зрителей, обманываете их, совершаете подлог. Ни один музей мира, а Эрмитаж уж точно входит в пятерку великих, не допустил бы появления в своих стенах фальшивых предметов. Вполне уместно напомнить вам, о незаманчивой судьбе Катрин де Зегер, директора музея изобразительных искусств бельгийского города Гента, которой выставка подделок русского авангарда стоила должности. А владельцы печально известной коллекции, чета Топоровских, и вовсе арестованы бельгийской полицией по подозрению в мошенничестве и рискуют оказаться за решеткой.

Ваша выставка Фаберже – это стыд и позор, удар по репутации главного музея России, великого института с многовековой историей, это кощунство и надругательство над нашей культурой. Если это просто ошибка, в чем я сильно сомневаюсь, вы обязаны как можно скорее прекратить это позор!

Андрей Ружников
Лондон, Великобритания
10 января 2021

 

Leave a Reply